О любви и счастье

Мы отвыкли слушать старых людей, воспринимать их советы, анализировать их жизненные истории. А ведь в простых, наивных, незамысловатых сюжетах их жизни содержится великая мудрость, способная «заткнуть за пояс» любые психологические постулаты.
Моя прабабушка, Мария Ивановна, прожила долгую непростую жизнь. Всё было в её жизни: и коллективизация, и война, и голод, и настоящая любовь. Будучи совсем старенькой, она подолгу разговаривала с нами, рассказывая о своей жизни. Нам с сестрой было чуть больше 10 лет, и поэтому многое из её слов, прошло мимо «ушей и мозга». Но вот один рассказ сильно задел наши души, хотя истинный смысл его я поняла только с возрастом. О чем он? О любви и счастье.
В семье было много детей, а вот девок (стилистика бабушки) — всего две: бабушка Маша и сестра младшая — Дуняшка. К приданому отец с матерью относились серьезно, с рождения складывались в узелки красивые покрывала и простыни. Семья считалась зажиточной, поэтому Маша сама себе представлялась завидной невестой, почти барыней. В 15 лет она ощутила готовность к любви, и любовь не заставила себя долго ждать. Предстала она в виде красавца гусара.
Честно говоря, я не сильна в истории вооруженных сил, и не могу сказать вам точно род войск, но по словам бабушки, именно гусарский полк располагался в их деревне. Из уважения к бабушке, предположим, что было это именно так.

Яков, так звали молодого человека, сочетал в себе все черты идеального гусара: кудрявый чуб, белозубая улыбка, обходительные манеры. Влюбилась Маша всем сердцем. Отношения были взаимными, но вот девичью честь Маша терять не спешила, а у молодого гусара явно играла кровь. Поэтому, по обоюдному согласию, пошел Яков свататься в дом Машиного отца — Ивана Петровича.
Не подобалось девке быть на сватовстве, но уж так сильно стучало Машино сердечко, что пришлось ей спрятаться за штору в светлице (гостиной) и сидеть тихо как мышке. В голове путались мысли: гусар, офицер — гордость для семьи дочку замуж отдать. Но вот как отец посмотрит на все это?
Отец, строгий мудрый мужчина, как подобает хозяину, встретил гостя и усадил за стол — поговорить. Пока Яков расхваливал свою жизнь, обещая «золотые горы» для Маши, хозяин дома подливал в рюмочку самогончик и смотрел в пустую тарелку гостя. Яков мало ел, но много пил и разговаривал. По окончании застолья Яков стучал по плечу Ивана Петровича и рассказывал о том, какой пир они закатят по поводу свадьбы.
Проводив гостя, отец резким движением одернул шторку и коротко сообщил перепуганной Маше о том, что свадьбы не будет:
— Даже если бы у меня было десять дочерей, ни одну из них я не отдал бы замуж за пьяницу и «пустобреха», — отрезал отец.
Внутри Маши всё опустилось. Все её мечты о муже-офицере, жизни в другом городе и большой любви рухнули в один момент. Она смиренно выслушала короткий монолог отца и, проводив его взглядом к выходу, кинулась бежать. Куда? К речке, топиться. За дочкой помчалась мать, в калошах на босу ногу и старом переднике. Да разве догонишь пятнадцатилетнюю дочку?
У самой воды Маша остановилась и услышала шаги за спиной. Тяжело дыша, к ней шла мама. Маша громко расплакалась. Мать прижала дочку к себе и тихонько сказала:
— Перемелется, забудется, выйдешь замуж за доброго человека, деток нарожаешь и будешь им про своего гусара рассказывать, — а потом строго добавила, — а при отце плакать не смей. Его слово — закон. Узнает, что слезы льешь — накажет, и я не заступлюсь.
Жениха Якова отец выпроводил на следующий день со двора, и ходить не разрешил. Дочку ему никто не даст в жены, а позорить всякими беседами, да тревожить девичье сердце он запретил.
Об уважении к родителям можно судить по тому, как тщательно Маша скрывала свои слезы. Нельзя было даже виду показывать, что ты недовольна поступком отца. Это святое. Маша плакала украдкой по ночам, а днем трудилась с матерью и бабушкой.
Вы знаете самое лучшее средство от депрессии? Не пытайтесь вспомнить название антидепрессантов. Лучшее средство — работа, точнее, тяжелый физический труд.
В сельском доме работы было много. Дом, сад, огород — все это лежало на хрупких женских плечах. Маша с головой ушла в дела, да так, что к вечеру без сил падала на кровать. Гусарский полк при этом из деревни вышел, и стала забываться Машина любовь.

Как-то под вечер к дому подъехал незнакомый обоз. Во двор вошла солидная семья с молодым мужчиной лет двадцать семи. За считанные секунды был собран стол для гостей.
Что меня всегда удивляло: не было раньше телефонов и почты, гости могли придти неожиданно в любой момент, а в доме всегда было чисто, и всякие вкусные яства появлялись не из соседних супермаркетов, а непонятно откуда, учитывая, что и холодильников не было.
Машу быстренько отправили причесаться и переодеться, из чего стало ясно, что приехали сваты. Проверив внешний вид дочери, мать вручила Маше тарелку с горячим мясом и отправила подавать на стол. Девушка вошла в горницу, поздоровалась, поставила на стол снадобье, и зардевшись от взглядов, убежала в свою комнату.
После ухода гостей Маша услышала, как отец обещает на ближайшие праздники приехать с ответным визитом. Через две недели, отец с матерью вернулись довольные и возбужденные из гостей, позвали Машу и объявили, что ей нужно собираться замуж.
Маша смиренно выслушала короткое сообщение родителей и помчалась прочь. Куда? К реке. Топиться. А за ней бежала мать. У воды Маша громко расплакалась, пожаловалась на то, что её отдают за старика (жениху 27 лет!) и попросила мать помочь её девичьей беде.
— Глупая ты, — говорила мама, — счастья своего не видишь. Семья справная, рукодельная: холсты ткут, цветы вышивают, хозяйство большое. Как за каменной стеной будешь. А при отце плакать не смей. Увидит — рассердится, замуж вообще не отдаст, будешь в няньках племянникам до самой старости.
Вот так Машу отдали замуж в другую деревню за Григория. В ту пору ей только исполнилось 16 лет. В новой семье она исправно трудилась, помогала свекрови, да как-то все молчком. Даже супружеские обязанности исполняла по ночам молча, зажмурив глаза (простите за подробности). А в течение дня Маша называла мужа: «Эй». Эта ситуация не прошла мимо свекрови.
Имя человека — это непросто набор букв и слов, это песня для ангела. Имя человека всегда должно звучать. Мудрая свекровь решила помочь молодой невестке. Как-то перед обедом она попросила Машу позвать мужа к столу. Маша спохватилась бежать на улицу, но свекровь её остановила:
— Открой окошко и крикни, он во дворе.
Как при свекрови кричать: «эй»? Маша выглянула в окно и крикнула:
— Гриша! — раскрасневшись, она спряталась за шторку и замерла. Гриша сделал вид, что не слышит.
— Кричи громче, чтоб обедать шел, — спокойно посоветовала свекровь.
— Гриша, — закричала Маша, — обедать иди.
Но муж снова не поднял головы.
— Гриша, — в третий раз закричала Маша, но уже не пряталась за штору, а смотрела на мужа.
— Что, Маша, ты меня зовешь? — спросил Григорий
— Обед остывает, к столу иди, — сказала Маша и почувствовала, что какой-то камень падает с души.
С тех пор муж и жена общались по именам, да и само общение стало более мягким и свободным. И все равно, что-то стояло между ними, какая-то неопределенная пропасть.

Как-то летним вечером пришел свёкор и сказал, что будет дождь к утру. А это означало одно: нужно срочно убрать под крышу все сено. Работали всей семьей до глубокой ночи. Маша и Григорий легли на свежее сено, чтобы отдохнуть и заснули. Ночью пошел дождь. Маше стало холодно, и она прижалась к Григорию. Так сладко спалось в его объятиях под звуки дождя. Гриша целовал Машу, а она делала вид, что спит. Сердце её замирало от счастья, как будто это была первая ночь в их жизни. Проснулась Маша от странного ощущения, что уже полдень, и оказалось, что она не ошиблась. Она помчалась в дом, ожидая увидеть упрек в глазах свекрови, но та встретила её улыбкой:
— Веди мужа обедать, завтрак-то вы уже проспали.
Маша сидела напротив Григория, смотрела как ломают хлеб его сильные руки, с каким удовольствием он ест, и была счастлива. Только сейчас она поняла, как любит своего мужа, как повезло ей в жизни, что он у неё есть.
Говоря современным языком, это был настоящий романтический завтрак. Больше такого в их жизни никогда не было.

Много довелось пережить бабушке в жизни. Мужа, как кулака, расстреляла Советская власть, а все нажитое имущество забрали в колхоз, не приняв её, как жену врага народа. Как она выжила с шестерыми детьми — одному Богу известно. Только до самой старости она смогла сохранить удивительную доброту к людям.
— Любила я очень своего мужа, — говорила бабушка.
— Бабушка, а что такое любовь? — спрашивали мы
— Любовь — это, когда кормишь мужа, смотришь, как он ест и испытываешь счастье.

Related Posts
Светлана Садова

Практикующий психолог. Опыт работы в реабилитационных центрах и профобразовании. Образование: ОГУ (Омский госуниверситет), факультет педагогики и психологии. Специализация: семейная психология: супружеские, партнерские и детско-родительские отношения. Старший преподаватель кафедры психологии ОГУ. Ведет частную психологическую практику: дети и подростки, школьная адаптация и помощь в кризисных ситуациях, семейные отношения. Образ жизни - активный: спорт, прогулки с собакой, психологическое просвещение. Хобби: байкджоринг, фотография, художественное творчество.

Leave a reply
Captcha Click on image to update the captcha .