Маленькая женщина и ирония судьбы

От Нового года мы всем ждем чудес. ВСЕ! Независимо от того, сколько нам лет, сколько дорог пройдено, сколько желаний загадано. А уж молодой девушке, которая перед самым Новым годом приехала в новый город, и подавно грезятся самые разнообразные чудеса. Это был волшебный 1975 год, на пороге стоял 1976.
Как-то странно была составлена учебная программа в тульском «политехе», что заканчивала учиться их группа не летом, как положено, а в декабре. Так, что 2 января выпускники должны были предстать перед работодателями, куда их направили по распределению.
Любе несказанно повезло, её направили в Свердловск. И это не сарказм. Потому что другие выпускники поехали в далекие северные поселки или сибирские города. Но Люба, гордость выпуска, сама выбрала себе уральский город и очень надеялась, что здесь она найдет свою любовь.
Общежитие завода было наполнено молодежью. Прибыла она туда 31 декабря и попала в самую праздничную суету. Девчонки были заняты собой и столом, парни столом и девчонками, и на маленькую новенькую никто не обратил внимания.
Большой стол накрыли в холе. Все познакомились, но праздник-то особенный, все стараются держаться парами (верят в приметы). Почувствовав себя лишней, да и устав с дороги, что и говорить, она отправилась в свою комнату, где облегченно легла на свою кровать.
Мысли путались в голове, и она пока ещё не понимала своих впечатлений. В голове продолжал звучать стук колес поезда, за стеной громко играла музыка, и слышался смех, а глаза предательски закрывались.
Люба на секунду прикрыла глаза, но в этот момент открылась в дверь, и в комнату ввалился высокий парень, изрядно подвыпивший. Люба вскочила, а парень удивленно посмотрел на неё.
— Ничего себе, тут кто-то есть, — произнес он, — ты кто?
— Я – Люба. А ты кто?
— Гена, но не в этом дело… Кто ты?
— Как кто… Живу я здесь, — объяснила девушка, улыбаясь тому, что фраза напоминала анекдот.
— Не, я не про тебя… А Тамара, где живет?
— Не знаю, — честно сказала Люба, — я только приехала недавно.
— А ты кто вообще?
— Я – Люба.
Судя по всему, диалог начинался по кругу. Уставшая Люба не заигрывала, она просто отвечала на вопросы, не понимая, почему парень не может воспринимать её речь. Ей казалось всё простым, тем более, что все они знакомились за столом. Хотя, если рассмотреть хронологию относительно Нового года, знакомились они в ПРОШЛОМ году.
Улыбнувшись собственным выводам, Люба внимательно осмотрела гостя, а тот беспардонно, как могут только пьяные мужчины, рассматривал Любу. Пауза затянулась.
— Ну-ка встань, — скомандовал незнакомец.
Люба почему-то сразу встала.
— Не пойдет, — сказал Геннадий, — маленькая ты. Глаза у тебя красивые, а сама маловата. Я таких девок не люблю.
Сделав выводы, Геннадий вышел из комнаты.
Утро 1 января было спокойным. Половина общежития просто отсыпалась, другая часть мучилась от головной боли, а самая невезучая треть отправилась с утра на работу – смена. Люба пила кофе из цикория (именно так и назывался этот напиток) вместе со своей соседкой по комнате и рассказывала о себе.
Тамара оказалась простой веселой девушкой, помощником инженера на металлургическом заводе. У неё был легкий нрав, длинные светлые волосы и высокий по сравнению с Любой рост. С первого дня они подружились, стали держаться вместе, но настолько были разными внешне, что тут же получили общее прозвище «Тарапунька и Штепсель» (были раньше такие юмористы). Неприятно, но не страшно.
Люба быстро освоилась. 2 января она предстала перед начальником, который удивленно осмотрел её с ног до головы и спросил:
— Это ты что ли тот самый инженер-отличник по распределению?
— Да, — гордо ответила Люба, — диплом показать?
— Не надо итак все понятно. Держись подальше от оборудования.
— Техника безопасности? – деловито спросила Люба.
— Затолкут, — сказал начальник, махнул рукой, и что-то забубнил себе под нос о глупых профессорах, которые ничего не понимают в его работе.
Романтика звала Любу в цех, но начальник навалил ей кучу бумаг и скомандовал разбирать и оформлять. Вечером она, всхлипывая от обиды, рассказывала Тамаре об унижении. Тамара её успокаивала общими фразами и волнительно смотрела на часы. Неожиданно дверь открылась, и на пороге появился Геннадий. Увидев Тому в халате, он возмущенно начал вычитывать про опоздание в кино, но задержал свой взгляд на Любе.
— Давайте знакомиться, — сказал он, — Я -…
— Геннадий, — перебила Люба.
— Ну да Томка рассказала. Глаза у вас красивые…
— А сама я маленькая, Вы таких не любите, — с сарказмом сказала Люба, в ней сказывалась сегодняшняя обида.
— Ну да. Так она и есть. Но вот я тебя где-то видел. Где?
— Не знаю, — сказала Люба, пожав плечами. У неё не было ни малейшего желания кокетничать с женихом Тамары, который не любит маленьких женщин.
Пара ушла в кино, а Люба громко разревелась. Вот уже третий день она живет в новом городе. У неё прекрасная работа, но она не встретила свою любовь, не проявила свои инженерные способности, и вообще, все катится куда-то вниз, потому что она маленькая. И каждый, с кем она знакомилась в эти несколько дней, замечал только то, что она маленькая.
Тамара с Геннадием смотрели новый отечественный фильм: «Ирония судьбы». Тамара громко смеялась, держала за руку Гену и прижималась к его плечу. А Гена все две серии думал о том, где он мог видеть маленькую девушку с красивыми глазами. Её улыбка, взгляд и голос казались ему поразительно знакомыми. Он перебирал в голове все последние встречи вечеринки, знакомства, но никак не мог определиться с местом и временем их встречи.
Из кино они шли пешком. Тамара что-то щебетала, а Гена не слышал ни одного её слова. Он думал о Любе. Неожиданно для себя он спросил Тамару про новую соседку. Та без всякой подозрительности выдала ему полную характеристику «маленькой инженерши» из далекого города самоваров и оружия.
Если бы Геннадий знал, что такое может быть, то не поверил. Он не спал всю ночь, думая о Любе. Утром он выяснил место работы Любы, пришел к ней в обеденный перерыв, чтобы поговорить. Унылое настроение Любы заметно улучшилось, потому что ей разрешили спуститься в цех. И хотя она ловила удивленные взгляды рабочих и их шутки по поводу «детей» на заводе, все-таки её представили всем, как молодого инженера, а это уже был шаг вперед.
Геннадий застал её за поеданием булки и не удержался от того, чтобы съязвить:
— При таком росте рискуете превратиться в колобка.
— Для меня переход от Штепселя в колобка не смертелен,- в тон съязвила Люба.
— И все-таки, где я мог тебя видеть?
Люба поняла, что Гена совершенно не помнит их новогоднюю встречу из-за лишнего спиртного и весело рассмеялась ситуации. Решив помучить неудачного ловеласа, Люба не стала раскрывать ему всех секретов. Обеденный перерыв пролетел быстро и доставил им обоим массу удовольствия.
Вернувшись с работы, Люба вдруг поняла, что жизнь налаживается.
Гена часто приходил к ним в комнату, они все весело общались. Тамара чувствовала, как между Геной и Любой появляется непонятная связь. Она, конечно, могла бы расстроиться, но искренне любила и Любу, и Гену, и не знала, как ей реагировать. Да и с Геной и почти ничего не связывало. За последний год было несколько прогулок в кино, и поцелуи в щеки. И все-таки, она чувствовала, что Гена ускользает от неё навсегда.
Так прошел почти год. На пороге стоял Новый 1977 год, и все общежитие активно готовилось к его встрече. На этот раз Люба была в роли полноправной участницы, вот только официальным кавалером в течение года она не обзавелась. Гена сидел между ними за столом, отшучивался и ухаживал за обеими девушками. Изрядно выпив, Гена обнаружил, что Любы нет, и он пошел её искать. Ввалившись в комнату, он увидел Любу и удивленно замер.
— Как это называется, когда кажется что было то, чего не было? – спросил он.
— Интересное объяснение «дежавю», но это не «дежавю» – улыбнулась Люба.
— Но как же… елка, огоньки, посуда на столе, телевизор и маленькая девушка с красивыми глазами.
— Да, и пьяный парень, ввалившийся среди ночи, наговоривший кучу всяких глупостей о том, что ему не нравятся маленькие девушки.
В комнате повисло удивленное молчание. Память резко восстановила ситуацию прошлого. Гена подошел близко к Любе и поцеловал её в губы. В это время открылась и сразу закрылась входная дверь. Люба оттолкнула Геннадия и поспешно вышла из комнаты, она поняла, что входила Тамара.
Подругу она нашла в холе первого этажа. Она сидела на диване, поджав колени и не отрываясь, смотрела, как на голубом экране Женя Лукашин целует Надю в своей «Иронии судьбы». Люба села рядом.
— Мы этот фильм в прошлом году с Геной смотрели в кинотеатре.
— Прости меня, — сказала Люба.
— Я под бой часов загадала, чтобы все в этом году решилось с Геной. А ты?
— Встретить любовь.
— Все мечты сбылись. Новый год, — грустно сказала Тома.
— Прости меня, — ещё раз сказала Люба.
— За что? Вот такая у нас ирония судьбы.

Люба и Гена поженились весной. В ЗАГС они ехали на жигулях. В машине Гена неожиданно сказал:
— Знаешь, Люба, не обижайся, но если бы год назад мне кто-нибудь сказал, что я женюсь на тебе, я бы плюнул в лицо тому человеку. Сейчас я понимаю, что неважно, какая ты: высокая или маленькая, а тогда я даже не рассматривал тебя в качестве объекта своего интереса. Я вообще не считал маленьких женщин достойными внимания. Что это? Судьба?
— Судьба, — ответила Люба, — а, может, ирония судьбы.

Related Posts
Светлана Садова

Практикующий психолог. Опыт работы в реабилитационных центрах и профобразовании. Образование: ОГУ (Омский госуниверситет), факультет педагогики и психологии. Специализация: семейная психология: супружеские, партнерские и детско-родительские отношения. Старший преподаватель кафедры психологии ОГУ. Ведет частную психологическую практику: дети и подростки, школьная адаптация и помощь в кризисных ситуациях, семейные отношения. Образ жизни - активный: спорт, прогулки с собакой, психологическое просвещение. Хобби: байкджоринг, фотография, художественное творчество.

Leave a reply
Captcha Click on image to update the captcha .