Три совета Орла. Современная притча

Уже несколько месяцев орёл был не в ладах с самим собой и с миром, всё рушилось и не приносило радости. Он сам не понимал, почему так происходит, но часто тосковал и стал задумываться о смысле жизни. Пристало ли охотнику думать о такой чепухе? Стыдно даже сказать своим – засмеют.

Орёл нередко ощущал себя иным в среде сородичей, но приписывал это лишь собственному высокомерию.

«Ваше царское Остроклювие!» – саркастически обращался он сам к себе. ­– «Не изволите ли плюнуть на всех и взлететь повыше? Не стесняйтесь быть выше всех, Ваше Остроклювие, это к лицу царю!» Так горько посмеивался над собой Острый клюв, даже не подозревая, насколько он близок к истине.

Пернатый не знал, что его усыновили лесные совы, и он им не родня. Совсем молодым орлёнком Острый клюв слишком рано стал взмахивать крыльями – такова уж неспокойная натура. Он не слушал мать, которая увещевала его немного подождать, пока окрепнут крылья и включится внутренний навигатор. Малыш считал, что родители ему не доверяют и мешают. Однажды, когда мать отвернулась, орлёнок выпрыгнул из гнезда и раскрыл крылья, как это делал на его глазах отец. На мгновение ему показалось, что полёт удался: его подхватил воздушный поток и понёс вперед. Ощущения были неописуемые, и Острый клюв охватила гордость собой: вот, мол, я какой, смотрите все – я лечу!

Что произошло потом, он так и не понял – был слишком мал, чтобы понять. Сильный порыв ветра перевернул птенца в воздухе, а затем с сумасшедшей скоростью понёс в сторону леса. Орлёнок не сдавался и не желал опускать крылья. Так его пронесло ещё несколько сот метров и бросило на землю довольно далеко от гнезда. Когда он очнулся в высокой траве на опушке леса, то ни за что не смог бы найти дорогу обратно. Острый клюв сидел, растерянно растопырив крылья, и только изредка кликал мать: «Кли-кли-кли!» Но его тихий писк никто не слышал.

Спускались сумерки, и пернатый малыш стал буквально клевать носом. И тут из леса появилось что-то большое: два жёлтых глаза приближались к нему в темноте. Сквозь смыкающиеся веки орлёнок увидел странную птицу с таким же загнутым клювом, как у его родителей. Она спикировала и уселась на траве рядом с орлёнком, пронзая его взглядом своих жёлтых, как фонари, глаз. В тот момент веки малыша окончательно сомкнулись, и дальше он ничего не помнил…

С тех пор, как совы приняли орла в свою семью, прошёл год. Детские воспоминания полностью стёрлись из его головы: Острый клюв сохранил в памяти только своё настоящее имя да пару странных воспоминаний с двумя жёлтыми фонарями среди высокой травы. Орёл считал эти образы навязчивыми сновидениями: ясное дело, такой высокой травы не бывает – она же едва достаёт до кончика его клюва.

Так он и рос, приучаясь ночью охотиться, а днём спать. Не раз ему приходило в голову, что это глупо: охотиться нужно, когда глаза далеко видят при свете дня, а на равнинах предостаточно крупной дичи. Но остальные птицы вокруг него в светлое время спали, и орёл отгонял такие мысли из своей головы, ругая себя за привередливость и неуживчивость. А ещё он считал себя прожорливым: его сородичи питались довольно мелкой добычей, а он постоянно оставался голодным, ощущая, что может съесть… ну кого-то очень большого! Да только ночью эти «большие» тоже спят.

Поначалу, когда его глаза днём ещё невольно открывались, всматриваясь вдаль, орёл замечал так много еды, что едва мог совладать с собой. Его натура словно подсказывала: «Взлети повыше, присмотрись, выбери и догоняй! Расстояние и высота для тебя не помеха». Но вокруг себя он видел только сов, которые днём не охотились, высоко не летали и далеко не видели. Постепенно пернатый приёмыш решил, что так и должно быть, а он – какой-то испорченный и неблагодарный.
Он замечал, что сородичи его сторонятся и считают чудаком. Да он и сам чувствовал себя чужим среди них и, уверенный в родстве, тосковал и горевал об этом несходстве. Острый клюв чувствовал себя не просто чужим –ИНЫМ. Так и текло время, орёл продолжал считать себя филином, а его недовольство – расти.

Он стал много размышлять, чего раньше за ним не водилось, и много наблюдать, что давалось ему довольно легко. Орёл ощущал себя так, будто ему обрезали крылья и завязали глаза, вывернули наизнанку или заставили приземлиться на небо. Он видел, как сородичи боятся света – и привык считать, что свет опасен; они избегали высоты – и он уверился, что на высоте страшно; они ели мелкую добычу – и он пришёл к выводу, что крупная дичь вредна для желудка. Окружение делает всех, и орёл не был исключением. Он загонял себя в рамки, но каждая его клетка протестовала, а Острый клюв считал себя законопреступником.
Однажды летом загорелся сухой луг. Он тлел и пылал на всём протяжении бескрайних полей аж до соседнего леса. Огонь полыхал целые сутки, спалив и изгнав множество мелких зверушек. Совы остались без пищи. Они решили перелететь на соседние угодья следующей ночью, а пока совята клянчили еду, а у взрослых урчало в желудке. И Острый клюв решился: когда родичи всё-таки задремали неспокойным дневным сном, он взмахнул мощными крыльями и взлетел ввысь в поисках крупной дичи.
«Будь что будет», – решил орёл. – «Я накормлю свои родичей, и пусть я нарушу законы, но не могу больше слышать, как плачут малыши. Не факт, что за соседним лесом не прошёлся пожар, да и все ли смогут долететь туда? Они погибнут от голода».
Так решил благородный орёл и отправился на охоту…

Когда совиная семья в сумерках проснулась, прямо перед ней лежала целая гора еды. Птицы обрадованно рванули к месту трапезы, нечаянно задевая друг друга клювами, хлопая крыльями и тихо ухая в предвкушении пира. Малыши ели рядом со взрослыми, а когда все насытились до отвала, то подняли головы и увидели орла, сидящего на ветке и со спокойной улыбкой взирающего на них.

Совы заметили какую-то неуловимую перемену в своём пугающем соплеменнике. Не все знали, откуда он взялся, но все считали его чудаком, а некоторые – даже опасным типом. А теперь в нём исчезла угрюмость, он словно стал выше и крупнее, голова его поднялась, а взгляд стал ясный и спокойный.

Когда орёл понял, что все смотрят на него, он поклонился и обратился к своим братьям с такой речью:

– Дорогие и уважаемые мои сородичи! Я долгое время прожил с вами и благодарен за вашу заботу, за корм и ночлег, за ваше доверие и помощь. Многие месяцы я считал себя своим среди вас и в то же время ощущал чужим. Мне казалось, что я испорченный и никчемный, раз не чувствую родства и голоса крови. По ночам вокруг были только вы, а днём я спал. Я не видел дневной мир, мне было неведомо сколько других живых существ обитают рядом. Я опасался света Солнца, высоты и расстояний – всего того, что на самом деле и было моей жизнью. Неудивительно, что моя жизнь не ладилась, я слабел и угасал с каждый днём.
И когда любовь к вам, мои братья, заставила меня отправиться на охоту, я понял, кем являюсь на самом деле! Я увидел себя в отражении озера, встретил своих кровных братьев, парил под небесами, без страха смотрел на яркое Солнце, одолевал километры в погоне за добычей – и чувствовал, как сила возвращается ко мне. Когда удалось поймать свою первую в жизни крупную дичь, я словно заново родился.
И тогда мне открылось – все нелады и неурядицы происходили оттого, что я жил не своей жизнью. Я сбился со своей тропинки, перестал выполнять своё предназначение и ослаб. Теперь я знаю своё предназначение, знаю свои корни. И если теперь меня спросят, как наладить свою жизнь, я отвечу тремя советами:

  1. Остановись.
  2. Прислушайся к себе.
  3. Действуй для других!

Так делал я. Сначала остановился, задумавшись о смысле, сопоставляя и анализируя. Я размышлял, наблюдал, искал ответ. Я почти замер и не шевелился. А затем в этой тишине появился звук – голос моей природы. Я прислушался к себе и узнал, что высоко летать и смотреть на Солнце – это прекрасно! Даже если весь мир говорит обратное. А потом случился пожар, и я понял, что должен накормить всех вас, моих сородичей. Тогда я махнул крылом на всё и взлетел! Дальше вы знаете…
Орёл взглянул на затихших сов: некоторые были задумчивы, кто-то испуган, и только некоторые, улыбаясь, смотрели на него. Среди них был один старый мудрый Филин. Он выступил вперёд и прохрипел:

– Древние совы нас учили: лучше плохо выполнять своё предназначение, чем хорошо чужое. Ты прав, желая уйти к своим, вернуться на свою тропу, в свою стаю. Ступай, сын мой, своей дорогой, ты дорос до того, чтобы быть Орлом!..Пусть у тебя в жизни всё ладится!..

Дорогой читатель, когда у тебя не ладится жизнь, и ты уверен, что наступила чёрная полоса, воспользуйся тремя советами мудрого царя птиц:

  1. Остановись. Замри. Утихомирься. Дай наступить тишине.
  2. Прислушайся к себе: о чём ты мечтаешь, к чему стремишься? Отбрось слово «невозможно» и «не принято» – слушай свою суть, зри в корень. Дай стремлению воскреснуть.
  3. И действуй! Но помни – ДЛЯ ДРУГИХ. Действуй во благо другим, окажи помощь, пойди навстречу, используй свои возможности на пользу окружающим.

Что произойдёт дальше? Проверь и узнаешь!

 

 

 

Related Posts
Лада Аладiна

Коренная харьковчанка, мама, жена, поэт и писатель, по второй специальности – психолог-практик, сфера исследования – человеческие архетипы и саморазвитие. Люблю природу, живую музыку и жизнь: под их влиянием рождается идея, мысль, рифма. Изучаю славянскую и ведическую тематику. Разделяю теорию родовых связей, единства человека и природы.

Leave a reply
Captcha Click on image to update the captcha .