Ценою жизни

Однажды ко мне пришла клиентка с типичной женской историей – изменой супруга. Она плакала, рассказывала, как жертвует собой ради семейного блага, как не спит ночами, как трудиться неустанно, отказывая себе во всем. Она показывала мне свои натруженные руки, не видевшие маникюра. Ей было больно и обидно, что муж просто живет в свое удовольствие и не ценит её трудов и жертв.

Я внимательно слушала, рассматривала её красивые волосы, небрежно собранные в пучок, губы с дешевой губной помадой, глаза, мокрые от слез. Мне было жаль эту прекрасную женщину, но, не потому, что ей изменяет муж, а потому, что она вдруг забыла, что родилась женщиной.

Типичная история требует типичных советов и рекомендаций. Но я не стала проводить сеансы психоанализа. Я рассказала ей историю из жизни, вспоминая которую у меня до сих пор болит сердце. Из уважения к главной героине я дам ей другое имя.

Новая учительница

Вы знаете, что такое ЕГЭ? Конечно, это слово ассоциируется со страшным непредсказуемым зверем, который способен загубить судьбу выпускников и испортить все их планы. Родители 10 «А» класса, в котором учился мой сын, были обеспокоены поведением учителя русского языка, категорически отказавшейся готовить учеников к ЕГЭ. Принципиальная позиция заключалась в том, что в учебную программу тренировки выполнения тестов не входили, а заниматься дополнительно она отказалась.

Уговоры Нины Ивановны ни к чему не привели, и родители написали письмо на имя директора школы, чтобы заменить педагога. После череды неприятных конфликтов, Нина Ивановна гордо удалилась в конце учебного года, а в начале 11 класса пришла новая учительница – Инга Павловна, за спиной просто Инга.

Инга – молодая крупная круглолицая женщина – совсем недавно переехала в наш городок со своей семьей: мужем и 9-тилетним сыном из далекой деревни. Они снимали комнату в общежитии и мечтали приобрести здесь собственное жилье.

Говорят, что первое впечатление всегда верное. Но первый урок Инги трудно было оценить обычными эмоциями. Перед взрослыми, уверенными в себе детьми, стояла деревенская девушка в старомодной одежде, «глупых» туфлях и старушечьими бусами на шее. Ногти на руках были коротко подстрижены, волосы собраны в пучок. На лице Инги был минимум косметики. Но и та, что была, вызывала больше удивления, чем красоты: свернувшаяся губная помада, слипшиеся ресницы.

Двадцать пять пар глаз неустанно смотрели на педагога, и от этого её щеки зарделись ярко-красным цветом. И только невероятно красивые голубые глаза «выдавали» глубину чувств и интеллекта.

Инга начала вести урок, и ученики забыли о дешевой губной помаде. Из её уст необыкновенной музыкой лились стихи и литературные факты. Сорок пять минут пролетели на одном дыхании. Инга не стала идеалом старшеклассниц, но после урока они толпились у её стола, советовались по поводу пробных сочинений, анализировали свои работы. Им было удивительно интересно друг с другом.

К урокам Инга готовилась основательно. Хотя, без опыта работы  в старших классах, ей было очень сложно. Работа в школе омрачалась тяжелой адаптацией к школе её сына. После деревенской школы, где училось 11 учеников, новая школа казалась Сашке настоящим чудовищем. Он не мог и не хотел привыкать к новой жизни и считал своим долгом ежедневно «выносить мозг» своей маме диким криком под дверями кабинета.

Каждый день Инга объясняла сыну элементарные нормы и правила, просила, ругала, требовала, но заряда хватало на 1-2 урока. Затем, Сашка шел на второй и, стоя под дверью, плакал и кричал.

Как только хватало сил Инге каждое утро приходить с улыбкой, готовыми планами уроков и проверенными работами учеников, трудно сказать. Но ей это удавалось.

Отношение к ней можно объяснить словом «уважение». Со временем, в школе уже не обсуждалась её дешевая губная помада, и никто не помнит, сменилась ли она на более дорогую, или это просто было неважным.

Я никогда не была на уроках Инги, но вдруг обнаружила, что мой сын стал увлеченно читать. И пусть это были не романы Достоевского и Толстого, а стихи Баратынского и Беляева, зато читал он с интересом и карандашом в руке. Мой сын подчеркивал фразы, выписывал отдельные слова, заучивал четверостишья, и даже сам начал пробовать перо поэта, показав мне несколько стихотворений, подвергшихся редактированию Ингой.

Положение

Инга всегда была крупной женщиной, поэтому её полнота в конце учебного года особенно никого не удивила. По школе поползли слухи, что Инга беременна. Однако достоверных подтверждений этому не было, и мы, родители выпускников, пропустили эту новость мимо ушей, как незначительную.

Если вы работали в школе, то знаете, что такое декретный отпуск коллеги. Это, прежде всего, освобождающаяся нагрузка. Педагоги пытались выяснить, когда именно Инга ждет ребенка, но она, смутившись, не призналась, что беременна, а посетовала на полноту.

В общем, о точных сроках беременности не знал никто. Инга страдала астмой, и приступы удушья можно было связать как с беременностью, так и с болезнью. Сердечные колики объяснялись переживаниями за сына, который уже реже, но все-таки появлялся на верхних этажах с криком и плачем.

Вскоре, даже самый ленивый, не мог не заметить её беременности, но Инга не становилась на учет и не признавалась в своем положении.

Парадокс: признаться в положении ей мешало положение, вернее несколько:

во-первых, Инга с трудом попала на работу в эту школу и не хотела, чтобы её упрекнули в том, что она тут же ушла в декрет;

во-вторых, на неё возлагали надежды выпускники и их родители, и ей не хотелось ставить их неловкое положение;

в-третьих, в семье планировалась покупка жилья, и Инга боялась упреков о корыстном желании материнского капитала;

в-четвертых, у неё загулял муж, и Инга опасалась, что все воспримут беременность, как попытку удержать мужа.

Последняя причина заслуживает особого внимания.

О романе супруга Инга догадалась ещё в деревне. Будучи интеллигентной женщиной, она не хотела устраивать истерик. А предложила мужу сделать шаг к мечте: продать дом в деревне и переехать в город. Как раз в этот момент в городской школе появилась вакансия учителя русского языка и литературы, и молодая семья переехала в город. Но денег на покупку квартиры не хватило. Они сняли комнату в общежитии и начали усиленно собирать денежки.

Инга бралась за любую подработку: репетиторство, замещения, классное руководство. Она успевала выполнить массу дел: помочь сыну с уроками, написать планы, проверить сочинения и тесты, приготовить еду, провести индивидуальные занятия с учениками. Она отказывала себе во всем, откладывая каждую копеечку на мечту. Она стремилась в будущее, а муж, не желая искать работу в городе, приезжал из деревни поздно вечером. От него пахло деревней и чужими духами. Теми самыми, от которых она бежала, но не сумела сбежать.

Супруг не говорил ей ничего, не принимал решение, а просто вот так жил. Инга, как и все женщины, находила оправдание такого поведения не в нерешительности и трусости, а в сложности выбора. Узнав о беременности, она решила не влиять на его решение.

Вот в таком положении оказалась молодая женщина: новая школа, выпускные экзамены, развалившаяся семья, ребенок под сердцем.

Продолжение жизни

Последний звонок имеет продолжение в виде пикника на природе. Наши выпускники не были исключением. Все учителя были заранее приглашены, но традиции требовали повторного приглашения после торжественной церемонии.

Подойдя к Инге, мы озвучили традиционную пригласительную речь. Молодая учительница поблагодарила нас и, сославшись на плохое самочувствие, отказалась. Её бледный вид вполне сочетался со слухами о беременности.

Я хотела сказать Инге спасибо за увлечение литературой моего сына. Ей удалось то, что не смогли родители и другие педагоги. Мой сын стал читать. Я хотела рассказать ей, как тщательно он готовился к её урокам, и как гордится своими стихами. Но я не сказала ничего. Суета последнего звонка и вечное стремление всё отложить «на потом» отвели меня от голубых глаз Инги.

ЕГЭ по русскому языку прошло нормально. Выпускники успешно справились с заданиями, и все наши мысли тут же переключились на другие учебные предметы.

Волнения, переживания, разочарования и радость привели нас к выпускному вечеру. Тогда мы и узнали, что Инга находится в областной больнице. За неделю до выпускного Инга попала в районную больницу, откуда её перенаправили в областной перинатальный центр. Инга родила слабенького недоношенного мальчика и впала в кому.

Жизнь стремилась вперед. Дети поступали в университеты, недоношенный мальчишка набирал вес. И только Инга лежала без движения.

Как хочется придумать хеппи-энд для этой истории. Но жизнь – это не сказка.

Через три недели после родов её муж ушел жить к другой женщине — насовсем. Ещё через неделю эта женщина родила ему дочь. А ещё через две недели врачи констатировали смерть головного мозга Инги и отключили её от системы жизнеобеспечения. Сердце Инги остановилось навсегда.

Послесловие

Я смотрю школьные фотографии сына, задерживаю взгляд на молодой учительнице – Инге. На меня смотрят удивительно искренние и нежные голубые глаза. Я говорю ей:

— Как же так, Инга, как же так? У тебя хватило способностей приучить наших детей к литературе, у тебя хватило терпения выдержать адаптацию сына к новой школе, у тебя хватило сил тащить на себе свою семью, но у тебя не хватило мудрости остаться жить. Просто жить, Инга! Твои ученики получают профессиональное образование. Твои уроки ведет другая учительница. Твой муж на часть собранных денег купил себе машину. Он, конечно, помогает детям, но живет с другой женщиной. Твой сын вернулся в деревенскую школу, а твои родители стараются поднять маленьких внуков. Им плохо без тебя. Им нужна мама.

А тебя нет. Твои мечты умерли вместе с тобой. Ты так старалась думать о других, что однажды забыла о себе навсегда.

Как же так, Инга, Как же так?

P.S. В этой истории, есть ещё один момент: я не сказала Инге тех слов, которые собиралась сказать. И я никогда не смогу это сделать.

Кроме стремления заставить всех уважать себя, я хочу попросить ещё об одной важной детали: говорите добрые слова сразу, как только хотите их сказать. Не откладывайте благодарность на потом, потому что ПОТОМ может не наступить.

Related Posts
Светлана Садова

Практикующий психолог. Опыт работы в реабилитационных центрах и профобразовании. Образование: ОГУ (Омский госуниверситет), факультет педагогики и психологии. Специализация: семейная психология: супружеские, партнерские и детско-родительские отношения. Старший преподаватель кафедры психологии ОГУ. Ведет частную психологическую практику: дети и подростки, школьная адаптация и помощь в кризисных ситуациях, семейные отношения. Образ жизни - активный: спорт, прогулки с собакой, психологическое просвещение. Хобби: байкджоринг, фотография, художественное творчество.

Leave a reply
Captcha Click on image to update the captcha .