Обыкновенное чудо

Таня и Олег поженились по большой любви. Красивая и образованная Таня прекрасно дополняла молодого успешного бизнесмена, была его опорой и поддержкой и очень нравилась его родителям. Всё в их жизни было спокойно и гладко, кроме одной детали – у них не было детей. Родители Тани погибли в автокатастрофе, когда она была на 5-м месяце беременности. Стресс от смерти родителей вызвал выкидыш, и вот уже 6 лет молодые люди безрезультатно ждали двух полосок в тесте, но этого не случалось.

Три года после того события они просто ждали, а потом начались обследования, клиники, перинатальные центры, где вначале давалась надежда, а затем просто разводили руками, призывая к терпению. Страшный диагноз «бесплодие» звучал как приговор на всю жизнь.
— Ерунда, — говорил Олег, — бесплодие лечат, надо просто найти нужное место.
И Таня искала: в интернете, газетах, клиниках. Она цеплялась за любую надежду, выполняла все рекомендации врачей, но никто не давал гарантии и результата.
В одной из таких клиник в приемном отделении сидела приятная пожилая женщина-врач, которая после официальных записей в карте вдруг спросила:
— А к Богу как Вы относитесь?
От удивления Таня потеряла возможность говорить, а потом смущенно ответила:
— Как и все.
— Все по-разному, — а ты как?- продолжала расспросы врач.
— Верю, иногда хожу на службу, требы заказываю.
— Понимаешь, дочка, ребенок – это чудо. Врачи, конечно, прилагают усилия, но чудеса распределяют на небе, а не на земле, — сказала женщина и вернулась к своим цифрам, графам и таблицам, как будто и не было вовсе этого разговора.

Очередная попытка лечения не привела к заветной цели, но Таня выписалась из больницы одухотворенная чем-то особенным. Теперь она точно знала, что делать. У неё не было секретов от Олега, и, рассказав о своих мыслях, она решила, что каждый выходной они будут стараться посещать храмы.
Олег привык к странностям своей супруги и принимал все её прихоти, включая то, что, несмотря на крепкий достаток в семье, она каждое утро спешила на работу в школу. А уж храмы показались ему даже интересной темой.

Храмы, монастыри, интересные места. Это стало особым увлечением их семьи. Таня искала святое место и планировала поездку, а Олег прикидывал время и возможности. Они увлеченно рассказывали об этом друзьям и знакомым. И только Таня знала, что она везде ищет что-то особое: икону, реликвию или священника, которые подарят ей чудо материнства.

Осенние дни коротки, и очередную поездку они запланировали в небольшой храм в пригороде. У дверей храма стоял небольшой ящик: «сбор пожертвований для Дома-малютки». Дом малютки располагался недалеко от церкви, и Таня предложила Олегу съездить туда. К прихотям супруги Олег привык, но Дом малютки появился впервые в их маршруте. Не вникая в долгие и тонкие умозаключения, Олег решил, что проще будет подчиниться её желаниям.

Дом малютки оказался небольшой, но добротной избушкой, в которой временно проживали от 5 до 10 малышей до 1 года. В редких случаях, их было чуть больше. Домик был уютным и ухоженным, с деревенскими шторами на окнах и запахом молока. Заведующая – приятная женщина лет 50 – рассказала прибывшим гостям о своем хозяйстве. Всё здесь было по-простому: настоящие байковые пеленки, правда, уже неизвестного цвета, зато удивительно чистые и марлевые подгузники, которыми вырастили не одно поколение людей. Из инноваций здесь была только стиральная машина-автомат. Соски и бутылочки здесь кипятили, а деткам читали сказки.
— Мне кажется, про нас просто все забыли, — рассказывала заведующая,- поэтому и не закрыли до сих пор. Памперсы нам не нужны. Зачем к ним привыкать? На год вперед все равно не купите. А вот если котел поможете отремонтировать — будем благодарны. Еле-еле работает, а скоро – зима.
Из комнаты раздавался детский плач. Таня прошмыгнула туда и замерла у входа. Все дети спали, кроме одного. На руках у молоденькой медсестры тихонько плакал малыш. Его большие голубые глаза были наполнены слезами.
— Вот, только вчера привезли. Артемка — отказник. Не спит, как будто понимает, что брошенный, — вздохнула девчонка.
— Как же могли бросить это чудо? – сказала Таня и протянула к нему руки.
Малыш посмотрел на неё, а в это время раздался голос мужа, который звал Таню домой, так как на улице начинался дождь, и задерживаться было опасно. Домой они с Олегом ехали молча. Всю неделю Таня видела перед собой глаза Артема. Она хотела поехать туда снова, но дела помешали Олегу вырваться. Таня напомнила об обещании починить котел, но оказалось, что он уже оплатил покупку, доставку и установку нового котла в этот Дом малютки. Еще неделя прошла в тревожном ожидании, и Таня решилась на серьезный разговор:
— Давай возьмем Артемку себе – попросила Таня.
— Ты думаешь просто полюбить чужого ребенка? – спросил Олег.
— Так мы же не будем любить чужого. Мы полюбим своего – нашего Артемку.
— Подумай. Это непросто. Почитай в интернете опыт других людей. И тогда поговорим ещё раз.
— Но пока ты будешь думать, его заберут в другую семью, — Таня заплакала.
— Значит, это его судьба. От судьбы не уйдешь, — отрезал Олег. Он любил свою жену, но это в его понимании было перебором.
Таня копалась в интернете, изучала статистику, и всё больше понимала свое место в этой непростой математике жизни. Олег казался потерянным. У них почти не было секса. Каждый из них ушел глубоко в свои мысли.

Однажды в школе случилась авария с отоплением, и всех отпустили домой после первого урока. Таня открыла дверь своим ключом, уверенная в том, что Олег на работе, и замерла, услышав громкий разговор в комнате. Это был голос её свекрови:
— Мне надоели капризы и блажь твоей жены. Сколько денег по больницам развезли, она не считала? Клиники, санатории, церкви, храмы… Теперь новый бзик – ребенок их детского дома. Пока я жива, в моей семье чужих детей растить не будут! Всё, хватит. Я хочу своих внуков. Разводись, и женись на здоровой, способной родить женщине.
Таня открыла двери. Слезы текли по её лицу, и она ничего не могла говорить. Свекровь повернулась, и ни капли не смутившись, продолжала в лицо невестке:
— Да, я хочу, чтобы мой сын с тобой развелся и обеспечил нас родными внуками. А ты можешь убираться!
Земля задрожала под ногами. Таня, не помня себя, выскочила из дома и помчалась куда-то прочь. По дороге она поняла, что задыхается, села на скамейку автобусной остановки, и попыталась начать дышать.
— Такси нужно? – раздался мужской голос.
— Такси? Нужно. Только я адреса не знаю. Я покажу. Это за городом.
Через час Таня держала на руках Артемку и сквозь слезы слушала благодарности её мужу за новый котел. Артемка смотрел ей прямо в глаза и не плакал. Неизвестно, сколько времени она так просидела, пока услышала голос мужа:
— Таня, уже поздно совсем. Мы завтра начнем собирать документы на усыновление, и нам будут разрешать брать Артемку домой. А маму прости. Она – мать. Она сына защищает… Как может, так и защищает… Неизвестно ещё, какая ты мать будешь.

Через месяц Артемка уже жил в своей комнате с родителями, а Таня оформила отпуск по уходу за ребенком. А ещё через месяц, у Артемки обнаружили проблемы со зрением. И круг больниц начался заново: консультации, операция, реабилитация, снова операция. Так прошел первый год жизни Артема. За это время Таня ни разу не посетила женского врача и не выпила ни одной таблетки.
Приехав из больницы, Таня попросила Олега побыть с сыном и помчалась в гинекологию, заподозрив неладное из-за задержки. Доктор, молча водила камерой по животу, и удивленно сказала:
— Чудо какое-то. Ты — беременна.
— Таня не поверила собственным ушам. Как такое может быть?
— Медицинская практика знает случаи, когда материнский инстинкт перестраивает женский организм, но мне это казалось сказкой, — восхищалась врач, — хоть диссертацию пиши.
— А может, это просто чудо? – не осознавая случившегося, спросила Таня.
— Этого я не могу знать. Чудесами, я не заведую. Я точно знаю, что у нас 12 недель.
Таня влетела домой и увидела, как свекр и свекровь играют с внуком. Маму мужа она не видела с того самого дня, как она требовала развода. В другой день она закатила бы скандал, но сейчас она не могла этого сделать:
Во-первых, она мать, а значит, не должна устраивать скандал при сыне.
А во-вторых, это всё было неважным, по сравнению с настоящим чудом, которое было в ней.
Вежливо поздоровавшись, она пошла в спальню, чтобы переодеться и спокойно понять своё новое состояние. В дверь тихо постучали, в комнату вошла свекровь и тихо сказала:
— Прости меня, дочка, я очень перед тобой виновата. Никого, кроме тебя рядом с сыном не вижу. Спасибо тебе за Артемку, за то, что глаза нам открыла, и счастье в дом принесла. Простишь?
Таня обняла свекровь и тихо шепнула ей на ухо:
— Я беременна. Только об этом пока никто не знает, вы – первая.
Две женщины сидели, обнявшись, и плакали. А мужчины громко играли в большой комнате. Дом заливался веселым смехом Артемки.

Таня родила дочку. Всей большой семьей, включая родителей, они переехали в другой город, чтобы ни один человек не мог сказать, какое дитя свое, а какое приемное. И только четыре человека знали о чуде в их жизни — обыкновенном чуде.

Related Posts
Светлана Садова

Практикующий психолог. Опыт работы в реабилитационных центрах и профобразовании. Образование: ОГУ (Омский госуниверситет), факультет педагогики и психологии. Специализация: семейная психология: супружеские, партнерские и детско-родительские отношения. Старший преподаватель кафедры психологии ОГУ. Ведет частную психологическую практику: дети и подростки, школьная адаптация и помощь в кризисных ситуациях, семейные отношения. Образ жизни - активный: спорт, прогулки с собакой, психологическое просвещение. Хобби: байкджоринг, фотография, художественное творчество.

Leave a reply
Captcha Click on image to update the captcha .