Человеческие изъяны

Это первая статья, которою я посвятил неврологии принятия финансовых решений. Осознание того, что с момента написание прошло 15 лет поразило даже меня.

Люди обладают поразительной способностью всюду выискивать закономерности. Это помогло нашему виду выжить, позволяя нам сажать урожай в нужное время года и избегать диких животных. Но когда это происходит в инвестировании, эти непрекращающиеся поиски закономерностей вызывают больше страданий, чем где бы то ни было ещё.

Мы видим, что фонды акций стоимости годами показывают никуда не годные результаты, поэтому сбрасываем их акции и затовариваемся модными растущими акциями компаний Intel или Cisco — как раз перед их падением. Мы покупаем акции компании только потому, что “один парень” на шашлыке посоветовал их — и они устремляются вниз, хотя акции остальных компаний, которые он советовал, растут как ни в чём не бывало. Мы вкладываем в акции каждую свободную монетку после того как узнаём, что они наконец-то побьют по доходности облигации — и всё это только для того, чтобы убедиться — именно в этом году облигации обогнали акции.

Наше неисправимое желание искать закономерности приводит нас к мысли о существовании какого-то порядка там, где очень часто его нет и в помине. Многие из нас, к примеру, верят, что можно предсказать, куда стремится рынок и будет ли и дальше расти какая-то определённая акция. В действительности, эти события куда более случайны и непредсказуемы, чем наша готовность себе в этом признаться. Примечательная вещь: ученые обнаружили, что склонность к поиску закономерностей “зашита” в человеческий мозг. Психологам давно известно, что если бы крысы или голуби знали бы о существовании рынка Nasdaq, они могли быть лучшими инвесторами, чем люди. В каком-то роде это происходит оттого, что животные куда лучше человека предсказывают случайные события. Если, к примеру, вы проведёте лабораторный эксперимент в ходе которого будете случайным образом зажигать одну из двух лампочек, то человек будет постоянно пытаться угадать, какая лампочка зажжётся в следующий раз. Не менее странно, что люди продолжат попытки угадывать даже в том случае, если вы скажете им, что лампочки зажигаются в абсолютно произвольном порядке. Предположим, что вы зажигаете зелёную лампочку в 80% случаев, а красную, соответственно, в 20%. Самая разумная стратегия для предсказывания в данном случае — всегда полагаться, что зажжётся зелёная лампочка. В этом случае вы обеспечите точность предсказания — 80%. Именно так обычно поступают крысы и голуби в экспериментах, когда при правильно угаданном исходе они получают немного лакомства.

Но люди, по-видимому, убеждены, что они достаточно умны, чтобы предсказать исход даже в том случае, когда им известно, что процесс случайный. Эта ложная уверенность приводит к тому, что люди делают правильный выбор только в 68% случаев. Другими словами, наш высший интеллект приводит нас к худшим результатам при выполнении заданий подобного рода, чем показывают крысы и голуби.

Человек с разделённым мозгом

Группа исследователей из колледжа Дартмут под руководством профессора Джорджа Волфорда изучает причины, по которым нам кажется, что мы можем предсказать непредсказуемое. Команда Волфорда провела описанный выше эксперимент на пациентах с разделёнными полушариями мозга (нервные соединения между полушариями мозга хирургически удаляются как способ лечения эпилепсии). Когда эпилептикам показывали серию вспышек так, что они могли обработать её только правым полушарием, они постепенно понимали, какая лампочка зажигается чаще. Точно так же как это происходило у голубей и крыс. Но если эксперимент проводился так, что сигналы могли обрабатываться только левым полушарием мозга, эпилептики продолжали попытки предсказать последовательность вспышек резко уменьшая общую точность предсказаний.

Волфорд пришёл к выводу о том, что, вероятно, в левом полушарии человеческого мозга есть “модуль”, который заставляет нас искать закономерности и воображать причинно-следственные связи даже там, где их нет. Его коллега Майкл Газзанига (Michael Gazzaniga) окрестил эту часть мозга “интерпретатором”. Волфорд поясняет: ”Интерпретатор заставляет нас поверить, что “я могу это понять”. И это довольно неплохо в ситуациях, когда такая закономерность является следствием каких-то фактов, причём не слишком сложных”. “Однако, постоянные попытки объяснить или найти закономерность в случайных или запутанных событиях — это не самая хорошая идея”, — добавляет  Волфорд.

Пляска случайностей

Беда в том, что финансовый рынок — это почти, хотя и не совсем, случайный процесс, такой же, как эксперимент с лампочками. Бесчисленные сайты, инвестиционные стратеги и многие другие “так называемые” эксперты наблюдают за кратковременными скачками рынка и предсказывают его дальнейшее движение. Они ошибаются даже чаще, чем делают точные предсказания. Дартмутские исследования о интерпретаторе в нашем мозгу помогают понять, почему так происходит. Эксперты исследуют хаотический поток данных отказываясь признать, что они его не понимают. Вместо этого их интерпретатор заставляет их поверить в то, что они разгадали закономерность на базе которой они могут предсказать дальнейшее поведение рынка.

Тем временем, интерпретатор в нашем мозгу толкает нас относиться к этим предсказанием серьёзнее, чем они того заслуживают. Экономист из Беркли Мэтью Рабин указывает, что пара точных предсказаний на CNBC заставляет зрителей считать аналитика гуру только потому, что у них нет возможности ознакомиться со всеми предыдущими предсказаниями эксперта (возможно, довольно посредственными). В отсутствие этого наш интерпретатор берёт всё в свои руки и заставляет нас поверить в то, что последние предсказания эксперта — верный путь к успеху.

Интерпретатор также помогает объяснить так называемую ошибку игрока — веру в том, что если при броске монеты несколько раз подряд выпала решка, то следующий раз просто “обязан” выпасть орёл (на самом деле, вероятность этого составляет 50%, и не важно, сколько раз до этого выпала решка). Ошибка игрока привычна на Уолл стрит так же, как комки пыли под диваном: некоторые знатоки будут доказывать, что развивающиеся рынки, без всяких сомнений, восстановятся, т.к. в прошлые годы они смотрелись плохо; другие же утверждают, что акции технологических компаний рухнут, т.к. выросли слишком сильно. В реальности же рынок не оставит и мокрого места от наших предсказаний: очевидные прогнозы очень часто не имеют ничего общего с будущим.

В своём постоянном поиске закономерностей интерпретатор играет злую шутку с инвесторами, заставляя их поверить в то, что периоды высокой доходности будут продолжаться. Основываясь на нескольких месяцах “горячих” доходов, инвесторы вложились в акции интернет-компаний в конце прошлого года /Обратите внимание, что статья написана в период краха доткомов — Прим. пер./. Теперь же их доходы “холодны”, как жидкий азот. Что же произошло? Как только закономерность, казалось бы, появилась на рынке, интерпретатор в нашем мозгу разглядел в этом предсказуемую тенденцию вместо того, чтобы увидеть за этим случайность, которая может больше не повториться.

Наконец, я думаю, что дартмутские исследования помогают разрешить ещё одну проблему. Даже имея за плечами небольшое количество успешных попыток выполнения высокорискованных задач (вроде пары игр в однорукого бандита или небольшого количества акций успешных технологических компаний), мы склоны полагать, что либо разбираемся в том, что делаем, либо то, что удача на нашей стороне. Мы редко приходим к выводу, что наш успех — всего-лишь дело случая. Голландские психологи Виллем Вагенаар (Willem Wagenaar) и Гидеон Керен (Gideon Keren) обнаружили, что профессиональные игроки, подсчитывая победы и поражения, сильно переоценивают роль мастерства, приписывая только 18% результатов случайности.

Аналогично, когда дейтрейдер не проводя предварительных расчётов получает приличную прибыль от операции с акциями, которыми он владел несколько секунд, он приходит к мысли о том, что является аналитическим гением или имеет сверхъестественное чувство рынка. В реальности, эта прибыль, вероятно, всего лишь случайность, но его разум не позволяет взглянуть на вещи под этим углом.

Сознание превыше материи

Так как же нам уберечь свой мозг от искажённого представления инвестиционного мира? Конечно, вы могли бы «отключить» свой интерпретатор раз и навсегда согласившись на удаление соединительной ткани между полушариями мозга. Правда, после этого вам пришлось бы держать биржевые сводки в крайне левой части поля зрения, заставляя, таким образом, обрабатывать инвестиционные данные правое полушарие. Однако, хирург явно не будет в восторге от идеи вскрыть вам череп ради этого. К тому же, просмотр CNBC самым краешком глаза может быть довольно болезненным занятием.

Впрочем, есть несколько менее радикальных способов.

Не зацикливайтесь

В одном из наиболее интересных открытий Джорджа Волфорда говорится, что испытуемые добивались лучших результатов в ситуации, когда их отвлекали посторонним заданием (например, просили вспомнить последовательность чисел, виденных ранее). Другими словами, перерывы приводили к улучшению результатов, препятствуя попыткам интерпретатора найти ложные закономерности в потоке событий. Аналогично, продолжительное отслеживание результатов, по всей вероятности, приведёт к их ухудшению. Если вы тратите более нескольких часов в месяц на инвестирование, вы не только отнимаете своё драгоценное время у более значимых вещей, но и, почти наверняка, наносите вред своему доходу.

Помните о том, что на кону

Профессор психологии университета Дьюка Джон Стэддон считает, что крысы и голуби обычно полагаются в выборе на то событие, которые случается чаще всего. Но, замечает Стэддон: ”Люди поступают так только в ситуациях, когда ставки высоки и последствия действительно серьёзны”. Таким образом, вы будете принимать лучшие финансовые решения в случае, если сможете убедить себя, что нет таких вещей, как небольшие инвестиции или инвестирование от случая к случаю. Только подумайте о тысячах безрассудно потраченных долларов и о том риске, которому подвергается ваш блаженный уход на пенсию из-за нескольких небрежных операций с акциями.

Отслеживайте свои прогнозы

В те моменты, когда у вас складывается стойкое ощущение того, что вы знаете, куда двинется рынок — записывайте это предположение в блокнот с указанием даты. Это позволит вам не упускать из виду ваши несбывшиеся прогнозы и будет служить вам напоминанием о ваших скромных способностях предсказателя. И всякий раз, когда вам кажется, что какой-нибудь аналитик знает, о чём говорит, вспомните, что раньше свиньи начнут летать, чем он опубликует полный список своих прогнозов, включая очевидные промахи.

Избегайте неопределённости

Впрочем, не всё в инвестировании хаотично; несколько вещей действительно предсказуемы. В среднем, по прошествии времени инвесторы с низкими издержками (чьи портфели представлены индексными фондами или те, кто придерживается стратегии “купил и держи”) статистически уверенно переигрывают инвесторов, совершающих много операций на бирже или торгующих активами с высокими издержками. Таким образом, прежде чем сфокусироваться на доходах, которые совершенно непредсказуемы, убедитесь, что инвестиции не переоценены. Диверсификация — ещё один принцип, позволяющий избежать неопределённость. Рассмотрим опасность инвестирования в акции исключительно технологических компаний. Многие инвесторы. сделавшие ставку на этот сектор в 1982 году (последний раз, когда он был популярен),  закупились рыночными любимчиками, такими как: Alpha Microsystems, Commodore, Tandy, Vector Graphic и Wang Laboratories. Эти акции вскоре упали. Если вы диверсифицируете риски, покупая широкий ряд американских и иностранных акций и облигаций, вы, фактически, исключаете риск того, что парочка акций-неудачников разрушит ваше финансовое будущее. Широкая диверсификация — это всё ещё лучшая страховка от риска совершения инвестиционной ошибки. И это не случайно.

Автор: Джейсон Цвейг

Related Posts
Алексей

Leave a reply
Captcha Click on image to update the captcha .